Poetry Archives Bio
December 15, 2012
3:00 PM
Ничего, кроме тупого бормотания!...

This is an excerpt from Maud (II.v) by Alfred Lord Tennyson that my father and I translated together. (My father has been translating StarMan by Sara Douglass—who used the excerpt as an epigraph to her book.)

I should add that I am quite stumped by lines 291-292 ("Not that gray old wolf, for he came not back / From the wilderness, full of wolves, where he used to lie"). The last phrase is beautifully overdetermined, and I cannot for the life of me decide whether I should translate "where he used to lie" as "где он обычно лгал" or as "где он обычно покоился," although I am currently leaning towards the latter.

IV

Ничего, кроме идиотской скороговорки!
Потому что пророчество данное в старину
И непонятое позже,
Свершилось, как было предсказано;
Не позволило любому думать об общем благе
Было лепетом просто для лепета.
Потому что я никогда не шептал о личных делах
В пределах слышимости кота иль мыши,
Нет, не себе, в чулане, один,
Но я слышал его крикнутым с высот домов;
Всё стало известно.
Кто сказал ему что мы были там?

V

Не тот серый волк-старик, потому что он не вернулся
Из диких мест, полных волков, где он обычно покоился;
Он собрал кости чтобы щёлкал их его обросший щенок;
А теперь, сломай их сам, и вой, и умирай.

Ultimately, I could not abide by this rather literal translation, so I have rewritten the two stanzas completely in order to replicate Tennyson's somewhat unusual rhyme scheme (ABCBCADEFEFG / HIHI) into Russian. The result, I think, conveys the original sense of the excerpt a lot more lyrically (although, needless to say, I took a few minor liberties with some of the original phrasing). My father was not entirely happy with the fifth line, so I proposed "Не позволило думать об общем благе тоже" as an alternative.


IV

Ничего, кроме тупого бормотания!
Потому что пророчество данное в древности
И непонятое позже,
Свершилось, как было предсказано прежде;
Не позволило думать о чужом благе тоже,
Было просто лепетом ради лепетания.
Потому что я никогда не шептал о личных делах
В пределах слышимости кота иль мыши,
Нет, не себе одному, в чулане тесном,
Но я его крикнутым с высот домов слышал;
Всё стало известно.
Кто сказал ему что мы были там?

V

Не тот серый волк-старик, что не вернулся
Из мест полных волков, где он покоился—дикий край!
Он собрал кости чтобы в них его обросший щенок вгрызся;
А теперь, сам грызи их, и вой, и умирай.